«Однажды в старые, добрые времена». Книга первая

 

«Однажды в старые, добрые времена» — роман в классическом стиле девятнадцатого века.

Кажется, все песни о любви спеты, все истории рассказаны, а все же есть сюжеты, которые удивляют новизной и неожиданными поворотами. Роман «Однажды в старые, добрые времена» — именно такой. Он о высоких, не запятнанных пошлостью отношениях, о любви, которая непросто достается, потому особенно ценна. Написан в традициях классических романов девятнадцатого века. Жизнь меняется, а чувства остаются те же. Во все времена люди любили, ненавидели, завидовали, помогали друг другу.

Друзья, судите сами. Здесь отрывок из романа. Джоан устроилась гувернанткой к дочерям Норы Аргус, но хозяина, брата Норы, еще не видела. В этой главе происходит их первая встреча.

…Вы не встретите человека, который не желал бы быть любимым. Любовь – единственное, что делает нас по-настоящему счастливыми. Счастье, в свою очередь, делает нас добрыми, податливыми, как бисквит, и смягчает тот железный стержень, который мы в себя вставляем, чтобы бороться с перипетиями жизни.

Присутствие любящего мужчины воскресило в  Норе желание быть привлекательной, баловать себя и лениться. По утрам она долго лежала в постели, нежась и вспоминая проведенные с Вильямом часы – они по капельке вливали в нее живую энергию. Потом она долго сидела у зеркала, прихорашивалась, предоставляя гувернантке заниматься с Кэти и Молли.

Как-то голубым летним утром Джоан пришла их будить и не обратила внимания на шум повозки, остановившейся у коттеджа — наверное, мясник приехал или припозднившийся молочник. Она помогла воспитанницам умыться, одеться. Когда причесывались, не поделили ленты, и возник спор, который едва не перерос в драчку — пришлось вмешаться и развести враждующих по сторонам. Девочки продолжали гримасничать и показывать исподтишка языки, Джоан применила силу – взяла каждую за руку и вывела в коридор. Там отпустила, предоставив шагать впереди себя, а для отвлечения предложила обсудить план на предстоящий день. Вражда была в момент забыта.

— «Королева Елизавета» наконец дала бутон, — сказала Кэти. — Мисс Джоан, когда он распустится, можно я сорву и вставлю в прическу?

— Глупая, — немедля подала реплику сестра. – Розы в волосы не вставляют. Они же колются. Про шипы забыла?

— Не забыла. Попрошу мистера Реда их счистить.

Проблема разрешилась сама собой.

И тут же возникла новая.

— Вот почему Хорни не рожает? – вопросила Молли. Ход ее мыслей порой удивлял гувернантку, казался нелогичным — со взрослой точки зрения, которая, в свою очередь, часто удивляет нелогичностью детей. — Ужасно хочу со щенками повозиться. Они такие маленькие, миленькие. Я бы им песенку на ночь пела. – Она сложила руки у груди и будто ребенка покачала.

Сестра вернула ее с грёз на землю.

— Глупая ты. Хорнби – мальчик. Они не рожают.

— Откуда ты знаешь, что он мальчик?

— У него пуговичек на животе нет, — разъяснила Кэти с мудрым лицом, которое полагалось ей как старшей. – Помнишь, у папиного фокстерьера Синди….

Мирно болтая, добрались до лестничной площадки. Осталось без происшествий спуститься и на время разойтись – детям в столовую, гувернантке в библиотеку.

В холле слышались мужской и женский голоса, смех Норы — хозяйка разговаривала с неизвестным джентльменом. Он только что приехал – держал в одной руке шляпу, в другой трость, ожидая, что кто-нибудь из слуг явится их принять. Знатный джентльмен — привычен к подобающему обслуживанию, но не дождется его в Даунхилле. Вспомнив про то, он повесил шляпу на голову римского императора Нерона, трость прислонил к стене. Взял руку Норы, рассмотрел перстень, что-то сказал ей и поцеловал в щеку.

Родственник?

— Дядя Эдвард! Дядя Эдвард! – закричали девочки и рванулись, было, сбежать вниз. Создался бы грохот, как от рассыпавшейся картошки – все воспитание пошло бы насмарку. Джоан задержала их за плечи.

— Кэти, Молли. Воспитанные леди по лестницам не бегают. Спускаемся не спеша, с достоинством. Делаем красивый книксен. Как я вас учила.

Каждая девочка мечтает стать леди. Детям пришлось послушаться, умерить пыл и спускаться по правилам хорошего тона. Они степенно выставляли ножку, опускались на ступеньку, выставляли другую, опускались, и длилось это – веч-но! Наконец, сошли на ровный пол, присели в поклоне и, посчитав правила приличия соблюденными, бросились к дяде, повисли у него на руках.

— Не узнаю моих дорогих племянниц. В прошлый раз вели себя как разбойницы, сегодня как светские дамы, — похвалил он и поцеловал детские головки.

— Нас мисс Джоан научила!

— Кто это? Фея с волшебной палочкой? – пошутил он.

Они приняли всерьез.

— Нет, гувернантка. Вот она.

Он поднял глаза на спускавшуюся следом «мисс Джоан».

И замер.

Королева не явилась бы величественнее.

Спина непринужденная, голова надменная – девушка смотрела на стоящих внизу, как на подданных. Волосы, зачесанные назад и там свободно лежавшие, взлетали и падали на плечи в такт ее шагам. По перилам скользила рука – настолько совершенная, что с нее можно лепить скульптурный этюд. Платье с небольшим вырезом у шеи и облегающим лифом выглядело бы старушечьим, если бы под ним не колыхались юные, крепкие груди. Сразу под ними начиналась юбка, которая была целомудренно длинна и шлейфом тянулась по лестнице.

«Какими сумасшедшими ветрами занесло эту королеву в это захолустье? – вопросил про себя гость. — Глаза… Сияют, как изумруды. Прикрыла. Знает их цену. Или нет? Точно – нет, иначе не забралась бы в глушь. Ей не в Даунхилле прятаться, а блистать на приемах. В столице, при дворе».

Он смотрел, не отрываясь, и понимал, что выходит за рамки приличий. К черту приличия. Он увлекся игрой. Он ждал, когда она еще раз поднимет на него глаза — в его она уже прочла восхищение, он хотел прочесть то же самое в ее. Слишком многого захотел? Нет, обычного. Женское восхищение ему не в новинку, так должно быть, так смотрят на него другие женщины. Эта девчонка не лучше других. Ну-у, чуть красивее, и только. Все же хотелось бы узнать, что она пыталась скрыть под опущенными веками – интерес, флирт, равнодушие, отвращение?

Ничего.

Уставившись в пол, Джоан сдела легкий поклон и собралась удалиться, Нора жестом ее задержала.

— Я вас представлю. Эдвард, это Джоан Кэмпбел, наша новая гувернантка. Мисс Джоан, это мой старший брат Эдвард. Он оплачивает ваши услуги и вообще все здесь.

— Доброе утро, сэр, — сказала девушка бюсту Нерона.

— Доброе утро, мисс, — сказал Эдвард пятой ступеньке лестницы и повернулся к племянницам. – Дамы, поздравляю! Уметь делать книксен – самое важное для молодой девушки. По достижении восемнадцати лет, возьму каждую из вас во дворец Сент Джеймс для представления монаршей персоне.

— А кто у нас монаршая персона?

— В данный момент Джордж Четвертый.

— Кажется, в июле его коронация, – сказала Нора. – Ты приглашен?

— Приглашен, но не поеду. Ненавижу показуху и неискренность. Придворные ненавидят Джорджа. Явятся лишь для того, чтобы попировать за его счет. Мне жаль тратить время на лицемеров.

Посчитав свое присутствие излишним, Джоан собралась удалиться, хозяйка опять жестом остановила ее.

— Мисс Джоан. После завтрака мы с детьми уезжаем в Милтонхолл. Вернемся через три-четыре дня. В эти дни вы можете быть свободны, как мы и договаривались.

— Спасибо, мадам. – Гувернантка коротко поклонилась и поспешила удалиться.

«Вот бы ты мне так в спальне кланялась», — не к месту подумал Эдвард и усмехнулся. Не отходившие от него племянницы заметили.

— Дядя Эдвард, почему вы улыбаетесь?

— Удивляюсь, как хорошо вы подросли за мое отсутствие.

— Правда? А где вы были? А подарки привезли?

— Конечно, разве я позволил бы себе навестить моих любимых девочек и не купить подарки? Но они слишком большие и остались в Милтонхолле.

— Ой, что, что это?

— Это самые настоящие лошади. Только маленькие — как раз для детей. Называются пони. Поедем все вместе кататься верхом.

— Ура! Обожаю кататься верхом, — сказала Кэти, хотя ни разу верхом не ездила. Неважно, она заранее знала.

У Молли, как всегда, имелись другие суждения.

—  Вы тоже на пони поедете?

— Нет. У меня обычная — большая лошадь.

— А когда нам на больших лошадях разрешат ездить?

— Когда будете с меня ростом.

— Значит, в следующем году?

Счастливый смех рассыпался по холлу…

 

Купить книгу и читать полностью

Литрес

Озон

Амазон

«Однажды в старые, добрые времена». Книга вторая

Купить и читать полностью

Литрес

Амазон

Другие романы

Все, что она хочет

Между нами, вампирами

Ошибка Синей Бороды

 

Комментирование запрещено